«За нашу и вашу свободу» в Библиотеке выступил Рафал Панковский

11 сентября в Библиотеке цивилизаций имени Марка Блока прочитал открытую лекцию ученый, публицист, общественный деятель, человек антифашистких, анти-националистических убеждений, редактор журнала «Никогда больше», автор семи книг (в том числе изданной Высшей антропологической школой: «Расизм и популярная культура») Рафал Панковский. Последняя книга, изданная ученым, вышла под названием «Польша. Изобретая нацию». Так же называется и лекция, с которой господин Панковский приехал в Кишинев.

Свою лекцию исследователь начал с констатации, что современная нам польская идентичность  основана на моноэтничности, монолингвизме и гегемонии католицизма. Некоторые исследователи в связи с этим говорят, что «Польша дрейфует на Восток»: движение к модели государственного доминирования противопоставляется «западной» модели доминирования прав и свобод личности. Исследователь  тут же уточнил, что такое противопоставление по линии «восток – запад» - некий интеллектуальный конструкт (в действительности все намного сложнее), обладающий ограниченной описательной пользой, но яркий с точки зрения своей метафоричности. Но такой Польша была далеко не всегда. По словам Рафала Панковского, нынешнее положение дел достаточно парадоксально, если обратиться к истории Польши. «Ведь когда-то Польша считалась самым многонациональным и многокультурным обществом Европы, а сегодня  она находится на прямо противоположном полюсе», начал с общего утверждения ученый, и продолжил  детализировать его в по ходу своего выступления.

«Страна тридцати языков»

Польская государственность началась в X веке (966 год – год крещения Польши), и впервые упоминается в источниках на арабском языке – в трудах дипломата из Аль-Андалуса, иудея. Рафал Панковский считает это достаточно символическим. «С самого начала польская идентичность не была основана на монокультурности», утверждает Панковский. 

Спустя шесть веков мир увидел пик развития польского общества в облике Речи Посполитой – одной из форм польской государственности и одновременно вершины поликультурности польского общества. «Это пространство в культурном и политическом смысле очень сильно отличалось от того, как сегодня интерпретируется польская идентичность. Это было общество многоязычия, множества традиций. Ученые насчитали, что в то время в Речи Посполитой говорили на примерно тридцати языках и диалектах. Это отличало Польшу в первую очередь от стран Западной Европы, и особенно в сфере религиозной толерантности. Именно Польша была местом, где искали убежище гонимые за веру со всей Европы», перечисляет Панковский.

Ученый подчеркнул, что в Речи Посполитой  была закреплена свобода всех религиозных деноминаций (разумеется, и самого распространенного после католицизма православия). Еще одно важное либеральное начало польского государства – выборность короля.  Наконец, в Конституции Польши 1791 года гарантировались  многие прогрессивные по тому времени демократические права и свободы.

После раздела в 1772 году Польша успешно существует как «воображаемое сообщество». «В XIX веке польские патриоты стали революционерами в Италии, Франции, Турции, США. Знаменитый польский лозунг «За вашу и нашу свободу!» считался символом всеевропейского движения за независимость. Тогда Польша еще продолжала быть многокультурным и многоэтническим обществом. Адам Мицкевич считал себя одновременно поляком и литовцем, а дух Речи Посполитой продолжал жить в сердцах и умах людей», говорит Рафал Панковский.

 

«Польша для поляков»

По мнению исследователя, все радикально изменилось в 90-е годы XIX века, во время подъема национально-освободительного движения. В ту эпоху вопрос национальной идентичности поднимало социалистическое движение (которое пыталось продолжить традиции поликультурности и выступало за гражданскую идентичность) и движение за Национальную  демократию, которое начало выстраивать польское национальное самосознание на этнической и религиозной основе. В этом соревновании победила вторая интерпретация. И это несмотря на то, что в начале XX века во многих больших польских городах  собственно польское население не доминировало, а в ряде случаев было даже в меньшинстве. Этнонационалистическая идеология Польши очень современна веку тоталитарных режимов и индустриализации, - считает Панковский, - и именно поэтому она смогла утвердиться.

После Второй мировой войны контекст поменялся, но государство, построенное после 1945 года парадоксально совмещало коммунистическую риторику с риторикой национализма, считает историк. «Границы были передвинуты на Запад, что привело к потере Польшей Вильнюса и Львова, которые были важным историческим центром польской идентичности. Польша почти полностью лишилась еврейского населения. В 1968 году в Польше прошла антисемитская кампания. Последние евреи были вынуждены уехать. Фашистское довоенное движение было реконструировано как патриотическое и существовало официально. Так что этнонациональная интерпретация в социалистическую эпоху продолжила укрепляться», констатирует Панковский. 

 

Путешествие туда и обратно. Польский переворот

«Солидарность», возникшая в 80-х как польское национальное движение, уже сочетала национальную риторику с демократической идеологией.  После провала коммунизма Третья Республика была создана на основе либеральных европейских ценностей. Но этнонациональная идентичность продолжила культивироваться в образовательной системе, добавляет Рафал Панковский.  

Что касается процессов последних лет, то исследователь предлагает их расценивать как переворот. «После 2015 года (абсолютной победы правых консерваторов на выборах в Сейм Польши - прим. ред.) мы можем говорить о новом польском государстве. Это не просто новая власть. Это изменение конституционного режима и официальной интерпретации польской идентичности. Государственные лидеры, члены правительства открыто отказались от таких исторически свойственных Польше ценностей, как толерантность и мультикультурализм», заявил Рафал Панковский.

Во всю мощь этот переворот проявился в дискуссии о беженцах. Польское правительство гордится тем, что оно не приняло ни одного беженца из Сирии и других стран Ближнего Востока. Еврокомиссия готовится к введению санкций против Польши по этому поводу. Тем временем отказ от многокультурности вредит национальным интересам Польши, уверен Панковский: «Cоциальный капитал требует разнообразия. Польша должна быть центром притяжения, а не территорией исключения».

«Сегодня Дух Времени таков, что активно обсуждается предложение убрать из польского гимна упоминание о Наполеоне и заменить его на Яна Собеского, победителя мусульман под Веной (в 1683 г.). Ирония в том, что Собеский не хотел воевать с Турцией. Он знал турецкий, выглядел сам как турок (в это время польская культура находилась под влиянием Турции). Так что Собеский - это как раз символ многокультурности, а не этнорелигиозного национализма», говорит Панковский.

В итоге, считает ученый, сегодня в Польше мало признаков того, что в обозримом будущем появятся силы, которые смогут развернуть Польшу к «нашей и вашей свободе». «Но как мы знаем, культурная гегемония никогда не бывает полной, поэтому  надежда на изменения есть всегда», закончил своей выступление Панковский.

 

Провал солидарности

В ходе дискуссии польский сюжет быстро стал поводом для обсуждения общего положения дел на европейском континенте. Общества многих европейских государств испытывают миграционный ужас,  который идет рука об руку с евроскептицизмом  и популизмом, а в ряде стран – к сворачиванию демократических институтов: демонтажу принципа разделения властей, подавлению свободы СМИ и оппозиции.  Глава библиотеки цивилизации имени Марка Блока, доктор истории Марк Ткачук считает, что польский казус поворачивания от общечеловеческих достижений эпохи модерна к ценностям предыдущей эпохи – не уникален, а скорее показателен.  «То, что сегодня происходит в Польше последние полтора года, оно началось в Будапеште, а после Польши происходит и в Бухаресте. Налицо жесточайший тренд в правоконсервативном русле. В ЕС сформировался  определенный интернационал стран, которые не позволят применить санкции в отношении Венгрии или Польши. Может быть, это травма перенесенного разнообразия, попытка строить идентичность на антизападной, антилиберальной почве в условиях, когда не хватает фобий на Востоке... В это же время все левые партии находятся в подавленном, маргинальном состоянии. А как известно, избиратель жестоко мстит левым партиям за предательство голосованием за правых», сказал Марк Ткачук.

Рафал Панковский добавил к списку «консервативного интернационала» США. Дональд Трамп – первый президент США с 70-х, который в ходе своего визита в Польшу не посетил памятник Варшавскому гетто.

Слушатель лекции, экономист Галина Шеларь подняла вопрос о том, как связана миграция и отток рабочей силы c общественными настроениями. Рафал Панковски считает, что это еще один из польских парадоксов: польские граждане, работающие в западных странах, то есть в своих интересах использующие общеевропеские свободы, голосуют за антиевропейские и антиммигрантские политические силы.

Сложнейший вопрос – о ценностях молодого поколения Польши. «По всем социологическим данным, именно молодые люди 20 – 25 лет – настроены более националистически, чем их родители. И это, конечно, парадокс, поскольку казалось, что поколение, воспитанное в либеральных ценностях, будет ближе к ним, чем их родители с опытом жизни в социалистическую эпоху», говорит Панковский. По мнению исследователя, правый уклон польской молодежи может быть частично обьяснен тем, что сегодня в Польше на молодежь сильно влияют футбол, рок-музыка и церковь (через то большое влияние, которая она имеет на образование), то есть правоконсервативные институты.  Так, если в 2009 году в Варшаве – символе жертвы нацизма - на праздник Независимости вышло порядка пятисот скинхедов, то последний раз шествие насчитывало  до 100 000 человек, идущих с крайне правыми лозунгами и футбольной символикой. 

В целом, Рафал Панковский полагает, что не безработица и экономический кризис, а скорее ценности, идеология и всеобщее беспокойство – это источник поправения польского общества. Исследователь поблагодарил аудиторию за насыщенную дискуссию и пригласил всех следить за публикациями журнала и антифашистскими инициативам общественного движения, которое он возглавляет.